Высшее образование Эстонии вышло из сферы рынка

В Эстонии реализуется масштабная реформа системы образования, которая в частности предполагает переход на всеобщее бесплатное высшее образование и создание в каждом районном центре страны государственных гимназий с элитным уровнем образования. Подробнее о проектах реформирования высшего образования в Эстонии в интервью порталу RuBALTIC.Ru рассказала доктор социальных наук, профессор университета Тарту и известный политический деятель Марью ЛАУРИСТИН:

- Г-жа Лауристин, насколько высшее образование в Эстонии соответствует потребностям рынка труда?

- В этой сфере у нас происходит большая реформа. Все высшее образование в Эстонии сейчас делается бесплатным, и количество учебных мест в университетах сейчас увеличилось в несколько раз. Например, у нас в университете Тарту потоки студентов очень большие в связи с увеличением открытых учебных мест.

Что касается соответствия рынку труда, то у нас молодежь сама выбирает специальности, и довольно большая проблема в том, что молодежь не очень интересуется техническими специальностями, больше интересуется специальностями, связанными с экономикой, социальными науками.

Я думаю, что это более общая проблема. И проблемы начинаются уже на стадии гимназии или начальной школы в связи с недостаточной подготовкой по математике, физике и другим предметам естественного знания. У нас сейчас есть специальные разработки по изменению методики преподавания естественных наук и математики, больше использовать современные средства визуализации, чтобы повысить интерес ребенка к этим отраслям знания.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о реформе высшего образования в Эстонии: кто ее инициировал, в чем суть реформы, какие цели ставятся?

- Самая большая часть реформы – это реформа высшего образования, переход его на безвозмездную основу.

Высшее образование в Эстонии вышло из сферы рынка и стало публичным благом.

Мы надеемся, что это даст свои результаты, хотя у нас, конечно, есть и споры, и сомнения, потому что это дело новое и трудно сейчас сказать, какие будут результаты. Но это было наше общее решение, общее желание всего населения.

Что касается гимназического и начального образования, то тут тоже реформа идет. Она несколько затянулась, потому что есть демографический зажим. Уменьшается количество детей школьного возраста (как эстонских, так и русскоязычных), поэтому сокращается количество учеников. В некоторых сельских школах вовсе нет новых учеников – школы закрываются.

Что касается гимназического образования, то реформа в теории направлена на то, чтобы уменьшить различия в качестве образования в так называемых элитных школах в Таллине и Тарту и в школах, которые находятся в более отдаленных поселениях или на окраинах крупных городов. Тут еще много всего предстоит сделать, и задачи стоят сложные, потому что начинать нужно, во-первых, с качества учителей, во-вторых, с качества учеников – я имею в виду учеников элитных гимназий и необходимость демократизации образования.

Пока все гимназии в Эстонии были муниципальными, но с этого года открываются государственные гимназии.

Сейчас нами ставится задача, что в каждом уездном городе должна быть хотя бы одна качественная государственная гимназия, где действительно будет обучение на элитном уровне.

Одна такая гимназия уже создана, планируются и другие, в том числе в Нарве и в Кохтла-Ярве, где много русского населения – там будут учиться и эстонские, и русские ребята – там они смогут получить действительно качественное образование.

- Основывается ли реформа высшего образования в Эстонии на каком-то международном опыте?

- Эта реформа основывается на опыте северных стран, первый пример – это Финляндия.

Так как у нас и общества, и рынки очень взаимосвязаны (многие эстонцы работают в Финляндии, у многих дети учатся в Финляндии) то конкуренция между эстонским высшим образованием и высшим образованием северных стран обязывает нас прилагать усилия, чтобы эстонская молодежь по крайней мере начинала свое высшее образование в Эстонии.

- Нет ли в эстонском обществе или в политико-экспертных кругах Эстонии опасений, что переход на полностью бесплатное высшее образование обесценит значимость высшего образования и понизит его качество?

- Наоборот. Здесь речь идет о том, чтобы дети из всех семей, даже из малообеспеченных, имели бы возможность получить высшее образование. Потому что у нас все-таки высшее образование повышает шансы себя экономически реализовать, а когда много мест было платных, то ребята из глубинки, из сельской местности не имели фактической возможности получить высшее образование.

Поэтому идея бесплатного высшего образования поддерживается всем эстонским обществом.

- Соответствует ли на сегодняшний день эстонская система образования курсу на построение инновационной экономики, экономики знаний?

- Конечно, мы к этому стремимся. И здесь важно развивать сотрудничество между предприятиями и высшими учебными заведениями. Скажем, у нас сейчас по каждой учебной программе в университете есть Совет программы, и на этот Совет обязательно приглашаются работодатели, чтобы сблизить те требования, которые мы предъявляем студентам, с теми требованиями, которые предъявляет работодатель.

- Зависит ли выбор учебной специальности в вузе от языка преподавания (эстонский/английский)?

- Нет, у нас очень мало специальностей, где все преподавание на английском. Даже слишком мало, я бы сказала. Есть приглашенные профессора, которые читают свои лекции на английском, это есть на всех специальностях.

- Базовый язык преподавания – эстонский?

- Эстонский, да.

А выпускники русскоязычных школ, которые не могут сразу приступить к образованию на эстонском языке, сдают тесты на знание эстонского языка, и если видно, что им нужно добавочное обучение эстонскому языку, чтобы они были наравне с эстонскими студентами, то им бесплатно дается год языковых курсов.

Расходы на образование будут только расти

Государственные расходы на образование будут только увеличиваться, приводит РИА Новости слова министра образования и науки РФ Дмитрия Ливанова на встрече с преподавателями и студентами Московского педагогического государственного университета (МПГУ).

"Нет никаких оснований думать, что будут сокращены расходы на образование, в том числе на высшее. Наоборот, у нас по всем уровням образования идет приращение финансирования. Это связано, в первую очередь с заработной платой, она у нас повышается действительно очень активно", - сказал министр.

Среднемесячная зарплата профессорско-преподавательского состава вузов во втором квартале 2013 года, по данным Минобрнауки, выросла по сравнению с первым на 44 процента и достигла 44,2 тысячи рублей.

школа с инклюзивным образованием

Средняя общеобразовательная школа №20 с инклюзивным подходом в образовании открылась в Улан-Удэ сегодня, 2 сентября. Как сообщил фонд «Общество без барьеров», в 2012 году педагоги этой школы прошли обучающие семинары, а учащиеся посещали «Уроки добра».

Напомним, с 1 сентября 2013 года в действие вступил закон об образовании, в котором правительством Российской Федерации официально закреплено «инклюзивное образование». В мае 2013 года подписана концепция развития инклюзивного образования в Бурятии. Начавшийся в республике с 2008 года процесс внедрения инклюзивного образования приобретает признаки устойчивого развития, отмечают в фонде.

Между тем, в представители фонда подчеркивают, что в республике нет четкого плана внедрения инклюзивного образования и нет ведомства, которое бы разработало его и контролировало реализацию.

Арест министра образования КЧР, обвиняемого во взяточничестве, продлен

Черкесск. 2 сентября. ИНТЕРФАКС-ЮГ - Городской суд Ессентуков продлил до 8 октября срок содержания под стражей министра образования Карачаево-Черкесии Бориса Спиридонова, обвиняемого во взяточничестве, сообщил агентству "Интерфакс-Юг" адвокат обвиняемого Руслан Кубанов.

"Сроки обжалования решения суда о продлении содержания под стражей Б.Спиридонова уже прошли, но в любом случае мы не намерены были этого делать с тем, чтобы не затягивать направление дела в суд, так как нам уже объявили об окончании предварительного следствия. Соответственно, в ближайшее дело будет передано в суд", - сказал Р.Кубанов.

Он заметил, что его подзащитный - министр образования КЧР Б.Спиридонов - признает свою вину. Однако сам защитник не согласен с предъявленным обвинением.

"Я не согласен с квалификацией его (Спиридонова - ИФ) действий", - сказал Р.Кубанов.

Он добавил, что рассмотрение дела, скорее всего, будет проходить в Черкесске. Уголовное дело по факту покушения на получение взятки в крупном размере в отношении министра образования и науки Карачаево-Черкесии было возбуждено 9 июля главным следственным управлением СКР по Северо-Кавказскому федеральному округу.

Б.Спиридонов обвиняется по ч.3 ст.30 УК РФ и ч.5 ст.290 УК РФ (покушение на получение взятки в крупном размере).

По версии следствия, некоторое время назад к Б.Спиридонову обратились двое экзаменуемых с просьбой оказать им содействие в получении сертификатов Единого государственного экзамена (ЕГЭ) в Региональном государственном образовательном учреждении "Центр информационных технологий".

Как считает следствие, чиновник обещал молодым людям оформить документы о сдаче ими четырех экзаменов с показателем 70 баллов за каждый без фактического участия в тестировании. За свою услугу министр потребовал с каждого из обратившихся по 280 тысяч рублей из расчета тысяча рублей за один балл ЕГЭ. При получении взятки в размере 560 тысяч рублей в салоне личного автомобиля в Черкесске Б.Спиридонов был задержан и позже доставлен в Ессентуки.

10 июля Б.Спиридонов был арестован на два месяца. Адвокат обвиняемого обжаловал это решение.

Адвокат Б.Спиридонова Р.Кубанов ранее сообщил, что после того, как министру будет предъявлено официальное обвинение, защита подаст ходатайство следователю с просьбой о его переводе в Черкесск.

Министр образования Чечни Музаев назначен замглавы Рособрнадзора

Бывший министр образования Чеченской республики Анзор Музаев назначен на должность заместителя главы Рособрнадзора, сообщает РИА «Новости».

Мурзаев был назначен на эту должность приказом министра образования и науки России Дмитрия Ливанова.

Ранее Мурзаев работал преподавателем Грозненского государственного нефтяного института, затем занимал должность зампреда комитета правительства Чечни по делам молодежи, после чего стал ректором Чеченского госуниверситета. До вступления в новую должность Мурзаев трудился на посту министра образования и науки республики.

Дмитрий Медведев надеется

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев рассчитывает, что вступивший сегодня, 1 сентября, в силу новый закон "Об образовании в Российской Федерации" поднимет статус учителей и поможет детям получить достойное образование. Об этом он сообщил в своем видеоблоге.

"Я надеюсь, что новый закон не только отражает те изменения, которые произошли в сфере образования за последние годы, такие как Единый государственный экзамен, введение системы бакалавриата, но и задает новые цели и стандарты", - сказал премьер.

По его словам, в России почти 40 млн человек связаны с образованием, "вот почему для всех нас важно, как образование будет развиваться в нашей стране". Медведев подчеркнул, что гарантированное Конституцией право на бесплатное образование остается неизменным: "Каждый человек в нашей стране независимо от его возраста, независимо от места проживания, независимо от его дохода имеет право учиться бесплатно".

Так, по словам примера, у родителей должна быть возможность отвести своего ребенка в детский сад, у выпускника школы - выбрать университет для получения профессии, а у студента, если он того хочет, продолжить свою научную карьеру в аспирантуре.

При этом, на всех ступенях образования появится больше возможностей для развития. "Дошкольники могут ходить не только в государственные, но и в частные, семейные детские сады. Теперь, кстати, могут создаваться и детские сады на базе школ, на базе дворцов творчества и культуры", - сказал председатель правительства.

Кроме этого, новый закон позволит распространить в стране дистанционное обучение - как общее, так и профессиональное. "Оно очень важно для тех, у кого есть ограничения по здоровью, для ребят, которые живут в удаленных регионах, в маленьких городах и селах", - заявил Медведев, добавив, что результаты дистанционного обучения будут официально признаны и станут учитываться при аттестациях.

Также впервые в основу образования заложен индивидуальный подход, то есть дети, которые имеют особые способности, получат дополнительные возможности для их развития: "Особые условия будут созданы для школьников и студентов с ограничениями по здоровью, а также для тех, кто нуждается в социальной и правовой поддержке".

По мнению Медведева, новый закон делает систему образования более открытой. "Родители, конечно, абитуриенты имеют право знать все о качестве образования в том или ином учебном заведении", - уверен глава правительства. Он обратил внимание руководителей школ и университетов на работу со своими официальными сайтами. "На этих сайтах должна быть представлена максимально подробная информация и об образовательных программах, и о дополнительных возможностях, и, конечно, о преподавателях", - указал премьер.

Он рассчитывает, что и родители, и работодатели будут участвовать в управлении учебными заведениями, адекватно оценивать их качество, а электронные ресурсы помогут освободить образование от излишней бюрократии, от бумажной работы и облегчат руководство и школами, и вузами, высвободят время для главного - обучения и воспитания детей и молодежи.

Повышенное внимание в законе уделяется и профессиональному образованию. "Без высококлассных строителей, без квалифицированных рабочих, без хорошо подготовленных инженеров невозможно будущее нашей экономики. Мы будем и дальше укреплять связи наших училищ, институтов с производством и наукой, создавать в учебных заведениях малые предприятия, где осуществляются инновации, где студенты могут не только претворить в жизнь свои научные достижения, но и просто заработать свои первые деньги", - сказал Медведев.

Кроме того, новый закон направлен на повышение статуса педагогов. "Но, если говорить предельно просто, какие бы прекрасные законы мы ни принимали, главным в системе образования по-прежнему остается Учитель - Учитель с большой буквы", - уверен премьер. "Впервые на уровне федерального закона государство признает особый статус педагогических работников в нашей стране, в нашем обществе, и берет на себя обязательство следить за тем, чтобы заработная плата в этой сфере была адекватна их весьма нелегкому труду", - резюмировал Дмитрий Медведев.

Объединение неизбежно

Крупные университетские центры должны быть не только во Владивостоке, но и в Хабаровске, Якутске, Благовещенске. Вузам Дальнего Востока надо не сокращать, а увеличивать бюджетные места, чтобы молодёжь оставалась здесь учиться, считает ректор Тихоокеанского госуниверситета Сергей Иванченко.

Сергей Иванченко: «Нам надо рассматривать сценарии объединения вузов, хотя это и не пользуется популярностью»
Справка:
Тихоокеанский госуниверситет (ТОГУ) в Хабаровске обучает около 20 тысяч студентов по 41 направлению и 85 профилям бакалавриата, 33 направлениям и 67 магистерским программам. Более 2,5 тысяч работников реального сектора экономики ДФО ежегодно повышают здесь квалификацию и проходят профессиональную переподготовку по 102 программам
Ваш университет выиграл в конкурсе программ стратегического развития. На что делаете ставку в долгосрочной перспективе?

– Самое главное, чего мы хотим добиться с помощью этой программы, – улучшение научно-материальной базы, развитие мобильности студентов и преподавателей. Сейчас оборудуем классы, чтобы можно было читать лекции в режиме онлайн. Будем налаживать сотрудничество с иностранными учёными – из Америки, Германии и других стран. Мы создаём все условия, чтобы наши студенты не чувствовали свою оторванность от центра, чтобы получали здесь не менее качественное образование, чем в столичных вузах.

На какую территорию влияния ориентируетесь? Откуда к вам едут абитуриенты?

– У нас очень выгодное территориальное положение, мы можем пользоваться всеми видами транспорта. Это облегчает связь с Сахалином, Камчаткой и прочими территориями. Мы находимся в центре наиболее заселённого и развитого пояса ДФО. Например, в прошлом году в вуз поступило 52 процента абитуриентов не из Хабаровского края. К нам едут из северной части Приморского края, из Амурской и Еврейской автономной областей, юго-восточной части Якутии, Магадана, с Камчатки и Сахалина. В этом году мы планируем набрать примерно 1250 студентов.

Хотелось бы в дальнейшем сформировать крупный образовательный центр. Об этом в последнее время говорят и президент и премьер-министр. Несколько лет назад у нас была такая идея. Объединяться нужно хотя бы для того, чтобы устранить дублирование специальностей. Эта задача осталась. Демографическая ситуация ухудшается. Поэтому было бы разумно создавать образовательные центры.

У нашего вуза единый кампус с академией экономики и права, общежития рядом. Возможны варианты с педагогическим университетом, с другими гуманитарными вузами. Я посмотрел их планы приёма студентов – у одного 350, у другого – около 240. Фактически это не вузовский, а факультетский уровень. Со временем они придут к такому положению, что самостоятельно функционировать не смогут. Поэтому здесь можно рассмотреть сценарии объединения. Конечно, они будут несколько непопулярными, но без этого мы не сможем в дальнейшем существовать.

Крупные университетские центры должны быть не только во Владивостоке, но и в Хабаровске, Якутске, в Благовещенске, который сейчас активно развивается. Иначе будет идти отток населения с Дальнего Востока. Сегодня, к сожалению, молодые талантливые люди уезжают отсюда. Например, 40 процентов победителей олимпиад едет учиться в Петербург, меньше в Москву. Так что давно назрела необходимость создания здесь образовательных центров. И я бы пошёл по пути увеличения бюджетных мест на Дальнем Востоке, чтобы они здесь учились и оставались работать. Также нам надо ориентироваться и на студентов приграничных территорий – Китая, Кореи, Японии. Например, в нашем университете ежегодно обучается около 350 человек из этих стран. Мы могли бы привлекать и больше, но есть ограничения, связанные с общежитиями. Если бы было ещё одно общежитие, отведённое сугубо под иностранных граждан, мы могли бы значительно увеличивать их приём. У нас налажено сотрудничество с вузами США, Франции, Канады, Вьетнама и т.д.

Благодаря ЕГЭ студенты начали уезжать из регионов. Что делает ваш университет для повышения своей привлекательности среди абитуриентов?

– Помимо рекламной кампании активно работаем со школами всего Дальнего Востока. Наши преподаватели ведут там физику, математику. При университете создана воскресная физматшкола. Такие же школы создаём на территории Хабаровского края. Сейчас прорабатываем вопрос об их открытии в 2–3 городах края. Следующее направление – организация олимпиад. Это то, что мы делаем по линии Российского союза ректоров и Дальневосточного отделения Академии наук.

Кроме того, если брать по университету, наше преимущество заключается в том, что у нас большой студенческий кампус. Фактически 3,5 тысячи студентов проживают у нас на территории университета. Мы можем обеспечить их местами.

На Дальнем Востоке создан федеральный университет, который получает значительные средства из бюджета. Он имеет возможность обновить материально-техническую базу, привлекать кадры. Как вам работается с ним по соседству? Какие у вас преимущества?

– Мы с ним как раз не пересекаемся по направлениям подготовки. Я считаю, что федеральный университет не должен быть «всеядным». Ему так же необходимо определиться с приоритетами.

У нашего вуза традиционно сильные направления подготовки кадров, связанные с транспортом, связью, инфраструктурой дорожного строительства, лесным и нефтегазовым комплексом.

То есть университет тесно связан с экономикой региона?

– Да. Если посмотреть стратегию социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года, то окажется, что по нашим специальностям основные направления развития перекликаются на 85 процентов.

Университет самым активным образом участвует в развитии экономики и социальной сферы ДФО. Из 12,5 тысяч специалистов, которых ежегодно выпускают вузы округа, на долю нашего университета приходится 3400. Вуз участвует во всех стратегических проектах. Готовим кадры для строительства космодрома «Восточный», для нефтепровода «Восточная Сибирь–Тихий океан», Зейской, Бурейской ГЭС, электроэнергетических компаний, предприятий угольной промышленности и т.д.

Мы взаимодействуем практически со всеми предприятиями. По нефтепереработке – это Хабаровский нефтеперерабатывающий завод, нефтеперерабатывающий завод в Комсомольске-на-Амуре. То, что касается добывающих отраслей – это горные артели, которые здесь размещены. Могу ещё долго перечислять остальных партнёров. Их достаточно много.

Сергей Боженов дал старт летней оздоровительной кампании 2012 года

Губернатор Волгоградской области Сергей Боженов дал старт летнему оздоровительному сезону 2012 года в лагере «Орленок».
Он тепло приветствовал на торжественной линейке детей и коллектив лагеря. Открытие смены стало для всех радостным и долгожданным событием.
Глава региона вместе с ребятами и членами общественного совета, созданного при комитете по делам молодежи, прошел по лагерю, посмотрел, в каких условиях живут и отдыхают дети. Отметим, что такие советы по инициативе губернатора сегодня создаются во всех отраслевых структурах исполнительной власти региона. В совет вошли представители общественных объединений, молодежных организаций, науки, студенчества – люди самых разных возрастов и профессий. «Соединяя опыт и креатив, мы будем помогать власти формировать молодежную политику в регионе», - рассказала член совета Наталья Рохлина. По словам руководителя совета - первого проректора Волгоградской государственной академии повышения квалификации и переподготовки работников образования Анатолия Вырщикова, молодежная политика – дело не кабинетное, это, прежде всего, живая связь с людьми. «Неслучайно губернатор пригласил нас провести первое выездное заседание в «Орленке», где состоялось открытие летней кампании. Хотелось лично увидеть, как она организована, что сегодня особенно волнует и организаторов детского отдыха, и самих ребят», - отметил Анатолий Вырщиков.
Экскурсия по лагерю прошла по незапланированному маршруту, достопримечательности ребята выбирали сами. «Орленок», например, знаменит своей дубравой: здесь есть настоящие долгожители - вековые дубы-богатыри. Считается, что если обнять такой исполин, дерево даст силу и исполнит желание. Сергей Боженов поддержал эту традицию, и не стал скрывать свое желание: «Чтобы было больше детей, и все они росли счастливыми. Чтобы семьи были полные, чтобы все мамы и папы имели возможность отправить ребенка в такие замечательные летние здравницы».
В этот день губернатор посмотрел, как идет реконструкция круглогодичного корпуса «Орленка», школьники показали Сергею Боженову спортивную площадку, бассейн. Жаль, что в нем сейчас нельзя купаться, нужна новая система очистки воды. Губернатор тут же поручил руководству города найти возможность провести реконструкцию бассейна, чтобы уже этим летом детвора могла поплавать в жару.
Общение с детьми, отдыхающими в «Орленке», продолжилось в столовой лагеря, куда ребята пригласили Сергея Боженова поужинать. Картофельное пюре, запеченный цыпленок под сыром, свежие овощи, компот, - таким меню, как выяснилось в разговоре с детьми, здесь никого не удивишь. Губернатор лично убедился: кормят в лагере действительно вкусно. Ольга Казакова, директор лагеря, с гордостью говорила: «Повара у нас замечательные, готовят с большой любовью, стараются, чтобы еда была полезной и разнообразной».
Подводя итоги своей поездки в «Орленок», Сергей Боженов подчеркнул, что отдых для детей здесь организован хорошо.
- Видно, как горят глаза и у руководителей лагеря, и у всего коллектива, - отметил губернатор. – Люди работают с удовольствием, вкладывают душу. Неслучайно ребятам здесь так нравится. Главное, что есть взаимопонимание между детьми и взрослыми, все они ждут этих замечательных летних дней. Мы обязательно продолжим осмотр детских оздоровительных лагерей. Нужно сохранить все здравницы в регионе. Я поставил задачу - возродить летние лагеря, которые, к сожалению, пока не работают.
Наметились перспективы развития и самого «Орленка». Губернатор поручил проработать вопрос объединения муниципального объекта с соседним областным лагерем им. 81-й Гвардейской дивизии. Он требует капитального ремонта и уже несколько лет не функционирует. «Объединение двух здравниц позволит обеспечить отдых большему количеству ребят, можно оборудовать и палаточный лагерь», - подчеркнул Сергей Боженов.
Знакомство с губернатором запомнилось многим участникам первой смены лагеря «Орленок». «Сергей Анатольевич оказался очень открытым, доброжелательным человеком, с чувством юмора, с ним было легко и приятно общаться», - поделилась впечатлениями Алена Бекетова из второго отряда. А ее товарищ Евгений Сукочев дал краткую характеристику: «Наш человек!».

Для справки. Лагерь «Орленок» расположен в Красноармейском районе Волгограда, в живописном месте – Чапурниковской балке. Сегодня здесь отдыхают 330 школьников. Это социально-активные дети, победители и призеры различных творческих конкурсов. А за весь летний период «Орленок» ежегодно принимает более 1300 ребят.

Сбербанк продолжит финансировать программу профессиональной переподготовки увольняемых в запас офицеров Балтийского флота

В Калининграде подписано новое соглашение о профессиональной переподготовке военнослужащих Балтийского флота между Северо-Западным банком ОАО «Сбербанк России», Правительством Калининградской области, Балтийским флотом, Российской государственной академией народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ и Калининградским государственным техническим университетом.
Подписи под документом поставили заместитель председателя правительства Калининградской области Виктор Смильгин, председатель Северо-Западного банка Александр Говорунов, временно исполняющий обязанности командующего Балтийским флотом Виктор Кравчук, директор Калининградского филиала Российской академии народного хозяйства и государственной службы Игорь Краснянский и ректор Калининградского государственного технического университета Владимир Волкогон.
Северо-Западный банк ОАО «Сбербанка России» подключился к решению важнейшей проблемы социальной адаптации военнослужащих в 2011 году. Первым шагом в этом направлении стало финансирование обучения 20 военнослужащих Балтийского флота в Калининградском филиале Российской академии народного хозяйства и государственной службы, для которых была разработана специальная программа переподготовки по специальности «Государственное и муниципальное управление». Выпуск курса состоялся в январе 2012 года.
Цель нового Соглашения – продолжить эту беспрецедентную программу, которая позволит офицерам Балтийского флота приобрести новые гражданские специальности и даст шанс трудоустроиться. Согласно документу, 10 человек пройдут обучение по программе «Государственное и муниципальное управление», 3 человека – по программе «Промышленное и гражданское строительство» и 7 человек - по программе «Финансы и кредит».
Заместитель председателя правительства Калининградской области Виктор Смильгин: «Правительство Калининградской области рассматривает программу переподготовки военных моряков как один из важнейших аспектов социальной защиты. Глубокое уважение вызывает системный подход Северо-Западного банка Сбербанка России в сотрудничестве с Балтийским флотом».
«Этот документ позволит эффективно использовать потенциал увольняемых в запас офицеров – людей активного трудового возраста, высокого уровня образованности и компетентности, - считает председатель Северо-Западного банка ОАО «Сбербанк России» Александр Говорунов. – Мы рады, что сегодня в нашем сотрудничестве с Калининградской областью сделан еще один значительный шаг. Уверен, это принесет благо и всем участникам, и региону в целом».
Временно исполняющий обязанности Командующего Балтийским флотом вице-адмирал Виктор Кравчук: «Привлечение военнослужащих, уволенных в запас, это прекрасный способ решения многих кадровых вопросов. Уверен, что после обучения выпускники с большей уверенностью смотрят в будущее».
Напомним, что благодаря поддержке Северо-Западного банка за время действия программы с 2010 года также прошли курс обучения и получили новую гражданскую специальность 50 уволенных в запас офицеров Северного флота и 76-й гвардейской Черниговской Краснознамённой десантно-штурмовой дивизии. По итогам обучения все выпускники спецкурса зачисляются в резерв управленческих кадров Мурманской, Псковской и Калининградской областей.

Опасные прожекты

На днях губернатор Калининградской области Николай Цуканов в интервью газете «Известия» рассказал о своих планах по «спасению янтарной отрасли», заключенных в программе «Янтарная Россия», которую по заказу правительства области разработало «Национальное агентство прямых инвестиций». Что же представляет собой программа «Янтарная Россия», которую столь нахваливает глава региона? И почему против такой «помощи» отрасли дружно выступают калининградские янтарщики? Даже на беглый взгляд декларируемая в данном документе цель – приватизация янтарного комбината и перевод его в областную собственность для якобы последующего привлечения инвестиций в янтарный кластер региональной экономики - никак не связана с остальным содержанием программы. Собственно, создается впечатление, что кроме желания получить в собственность комбинат в программе про янтарь больше вообще ничего нет.

«Дай 52 миллиарда!»

По сути, «Янтарная Россия» - это такой большой проект капитальной застройки за счет государственных средств. При этом речь идет в основном о строительстве жилья и объектов социальной инфраструктуры, а также о возведении чисто коммерческих объектов. Причем здания на 80% планируется построить за деньги федерального бюджета.

Так, к примеру, на строительство на территории региона учебного центра и жилья для мастеров-янтарщиков из соседних Польши и Литвы планируется потратить более 14 миллиардов бюджетных рублей, на возведение больницы, пяти школ с преподаванием на польском и литовском языках, девяти детских садов и других объектов социальной сферы для семей польских и литовских мастеров - 10,1 миллиарда рублей. Еще 15,8 миллиарда рублей предполагается потратить на инженерные и транспортные коммуникации города иностранных мастеров.

Всего из федерального бюджета на стройки «Янтарной России» запрашивается порядка 28,3 миллиарда рублей, еще порядка 14,7 миллиарда – кредиты, которые вынуждена будет взять на себя Калининградская область, то есть областной бюджет. И только 9,4 миллиарда – некие частные инвестиции. Деньги немалые, однако при общем объеме требуемых капиталовложений ясно, что какому-то замечательному частному инвестору сказочно повезет: львиную долю стоимости всех объектов ему фактически подарит государство. Не правда ли, щедро? Знать бы еще, как и где записывают в число таких счастливых инвесторов – очередь бы выстроилась из желающих. Но самое любопытное, что при общей цене мега-программы «Янтарная Россия» в 52,4 миллиарда рублей на модернизацию производства на самом Янтарном комбинате в данном документе запланировано всего … 800 миллионов, что составляет примерно 1,53% процента от суммы запрашиваемых инвестиций.

О кредитах для области стоит сказать отдельно. На прошлой неделе Минфин России объявил ряд российских регионов, которые находится на грани банкротства. В этих субъектах Федерации доля государственного и муниципального долга по отношению к доходам регионального бюджета составляет свыше 50%. В их числе и Калининградская область. При этом стоит отметить, что, по данным министерства финансов области, на первое января 2012 года объём государственного долга Калининградской области составлял свыше 12 миллиардов рублей. Если на регион в рамках программы «Янтарная Россия» повесить еще 14,7 миллиарда рублей кредитов, то область следует сразу признать банкротом, так как сумма обязательств превысит 100% доходов регионального бюджета.

Кстати, инициатива создания на территории Калининградской области «Города мастеров» не нова. Она выдвигалась и ранее в виде некоего красивого образа привлечения в регион туристического потока. Практически же реализовать ее никто всерьез не брался по причине отсутствия сколько-нибудь конкретной проработки идеи, а также внятного экономического обоснования и сроков окупаемости проекта.

В программе «Янтарная Россия» «Город мастеров» делается «фишкой» и присутствует как набор социально-культурных объектов. Вроде музейного комплекса, игровой площадки, парка развлечений по типу Диснейленда, янтарного СПА-салона и так далее. Как это все соотносится с реальными проблемами янтарной отрасли? Да почти никак. Так сказать, в качестве сопутствующего приятного дополнения.

В общем, что называется, в сухом остатке: представленный в правительство России проект программы напрямую связан со строительством частной туристической инфраструктуры за государственный счет для каких-либо особо приближенных («правильных») инвесторов, но никак не с развитием янтарного производства.

В ожидании манны небесной

Одна из целей, также заявленных проектом «Янтарная Россия», - передача Янтарного комбината из федеральной в областную собственность и последующая приватизация, выход на IPO. Все это также обосновывается необходимостью «привлечения инвестиций в янтарно-ювелирный кластер региональной экономики».

Аббревиатура IPO (англ. Initial Public Offering) обозначает первоначальное публичное размещение акций на рынке, в процессе которого акции компании становятся доступны широкому кругу инвесторов и свободно торгуются на фондовой бирже. Таким образом, сам по себе выход комбината на фондовую биржу изначально требует серьезной капитализации и умения управлять большими проектами. Иначе размещение будет неудачным, приведет к серьезным финансовым потерям и даже к полному краху бизнеса.

Кстати, именно неудачное IPO торговой сети «Виктория», на которое решился нынешний сенатор от Калининградской области Николай Власенко, привело к поглощению этой калининградской торговой сети российской торговой сетью и фактически лишило предпринимателя контроля над прежним бизнесом.

Теперь Николай Власенко строит новый бизнес – туристический. В родном Янтарном и соседнем Светлогорске. И «Город мастеров» с Диснейлендом, янтарным СПА-салоном, мастерскими напоказ, для туристов, игровыми площадками пришелся бы очень кстати по соседству с его отелями. Это, конечно, только предположение, но очень уж похоже, что «правильного частного инвестора», которому государство построит 80% его будущего бизнеса, в связи с вышесказанным далеко искать не надо.

Однако вернемся к анализу пожеланий, имеющихся в программе «Янтарная Россия». По оценкам ее разработчиков, после передачи предприятия в областную собственность и IPO, добыча и переработка «солнечного камня» за ближайшие четыре года принесет только налогов на 20 миллиардов рублей. Примерно по 5 млрд рублей в год. Для сравнения, это сегодня сопоставимо с налогами таких крупных компаний, как «Роснефть», «ЛУКОЙЛ» и «Алроса».

А дальше, если верить «Янтарной России», вообще начнутся чудеса. За следующее пятилетие – с 2016 по 2021 гг. – комбинат даст налогов уже на… 41 миллиард рублей. Кроме налогов, область в качестве «дивидендов» намерена до 2016 года получить 8 миллиардов рублей, а потом до 18 миллиардов. Если посмотреть публикуемую официальную отчетность нефтяных, золотодобывающих, телекоммуникационных бизнес-монстров, то их дивиденды за 2010 год значительно более скромные, чем мечты программы «Янтарная Россия».

При этом один из главных вопросов, которые обращают к Янтарному комбинату сторонники передачи предприятия в областную собственность, включая и самого Николая Цуканова, – мол, нынешний бизнес комбината идет по принципу «выкопай-продай». Комбинат, как они уверяют, добывает, а затем продает сырец калининградским компаниям, которые дальше его не перерабатывают, а просто перепродают за границу. Руководство области словно бы не понимает, что действующее законодательство стимулирует исключительно экспорт сырья, но не производство и переработку янтаря в готовые изделия.

- Комбинат – единственный имеет лицензию на добычу солнечного камня, поэтому как монополист и попадает под действие антимонопольного законодательства, которое заставляет комбинат более 70% добываемого сырца продавать на внутреннем рынке всем желающим. И предприятие, действительно, сырец в положенном объеме от уровня добычи продает (на сегодняшний день у комбината 104 калининградских контрагента, работающих более 8-10 лет и покупающих камень, и лишь один зарубежный контракт, объемы годовой добычи равняются примерно 350 тоннам). При этом не все покупатели сырца перерабатывают его. Кто-то предпочитает перепродавать его дальше. Ведь продажа и перепродажа необработанного янтарного сырья законами ничем не ограничена, а вот переработка янтаря никак не поддерживается и не стимулируется властями. Условия для сбыта готовой продукции в Калининградской области отсутствуют, - подчеркивают очевидные вещи на самом Янтарном комбинате.

Как растаскивали Янтарный комбинат

Отдельно следует остановиться на идее приватизации и перевода в областную собственность Янтарного комбината. Губернатор Калининградской области Николай Цуканов упорно видит в этом панацею для всей янтарной отрасли. Эта же «пилюля» прописана и в программе «Янтарная Россия» как залог грядущего успеха. Однако на деле все обстоит совсем не так.

- Во-первых, нужно учитывать отрицательный опыт управления Янтарным комбинатом, который уже имеют областные власти в период 1993-2002 годов, - говорит исполнительный директор предприятия Марина Иванова.

Тогда было принято решение об акционировании предприятия. Результатом чего явилась его незаконная приватизация в 1995 году и вовлечение янтарной отрасли края и самого комбината в криминальный бизнес. Кстати, практически та же схема предлагается и сегодня.

- Добычная техника в тот период не ремонтировалась, эксплуатировалась круглогодично без всякого техобслуживания, - напоминает Марина Иванова. - Добывавшееся ударными темпами сырье активно вывозилось за рубеж. Именно в тот период контролировавшие комбинат структуры администрации Калининградской области открыли полный доступ к сырью и технологиям литовским и польским перерабатывающим предприятиям, фактически сформировав конкурентные нам рынки за границами Российской Федерации. Позволяя закрывать собственное производство, областные управленцы создали основные экономические предпосылки для развития рынка янтарных изделий в Польше и Литве, простимулировав продажу и перепродажу сырья в регионе. Деятельность управленцев от областной администрации в конечном итоге привела к катастрофическому разорению уникального производства, закрытию всех перерабатывающих цехов и доведения в 2002-2003 годах ГУП «Калининградский янтарный комбинат» до банкротства. Была произведена и попытка рейдерского захвата предприятия. Имущественный комплекс комбината попытались вывести из-под государственного контроля. Лишь благодаря своевременному вмешательству федеральных органов исполнительной власти в лице Минфина РФ и ФСБ РФ удалось предотвратить захват предприятия и сохранить единственный в мире комбинат по добыче янтаря. При этом при помощи Минфина РФ и ФСБ удалось буквально за два года (с 2005 по 2007-й) полностью ликвидировать контроль криминальных структур над предприятием, а в конце 2007 года прекратить в отношении комбината все процедуры банкротства. С 2008 года мы начали процесс восстановления предприятия. В 2009 году был утвержден план развития до 2014 года, который мы сейчас выполняем. В этом плане стоит и акционирование предприятия, но при этом - с непременным сохранением всего пакета акций в федеральной собственности. Переход от ГУП к ОАО позволит нам более гибко привлекать инвестиции и расширит полномочия для развития производства. Однако при этом предприятие будет оставаться государственным, от попыток захвата нас будет защищать статус стратегического предприятия России, в список которых мы вернемся сразу по окончании процедур акционирования. Сейчас мы уже крепко встали на ноги. Впервые за последние 15 лет комбинат приступил к выполнению программы модернизации производства и технического перевооружения карьера. Капитально отремонтированы два из трех основных шагающих экскаваторов, ремонтируются старые и прокладываются новые трубопроводы. Ежегодно увеличивается выручка комбината и объемы налоговых отчислений в бюджеты всех уровней. Помимо ювелирного дела, мы расширяем возможные рынки сбыта янтарной продукции. Разработаны и сейчас находятся в процессе патентования ряд новых технологий, которые позволят запустить производство новых продуктов, открывающих другие рынки сбыта кроме ювелирного. Запуск мелкосерийного производства запланирован на 2012 год.

Казалось бы, зачем менять собственника у успешно работающего предприятия? Почему областные власти без этого шага не хотят реально помогать ни комбинату, ни другим переработчикам янтаря?

- Напротив, областные власти всячески стараются препятствовать развитию как комбината, так и нашего дочернего предприятия по переработке янтаря ОАО «Янтарный Ювелирпром». Нам препятствуют в выделении земельных участков для развития горных работ на Приморском и Пальмникенском месторождениях янтаря. Региональным правительством были инициированы дополнительные внеплановые проверки нашего предприятия правоохранительными и надзорными органами. В то время, как то же самое региональное правительство, по сути, демонстрирует полное отсутствие действенных мер по борьбе с незаконной добычей камня и отсутствие каких-либо решений по поддержке переработчиков янтаря. Ведь программа «Янтарная Россия» ни одним словом не намекает на то, в чем нуждается янтарная отрасль области, чтобы действительно начать развиваться, а не перепродавать сырец! Речь о сбыте готовой продукции, янтарных украшений на территории России. На сегодняшний день массовый российский рынок для калининградских янтарщиков закрыт, - не скрывают своей озабоченности на Янтарном комбинате.

И подчеркивают: в программе «Янтарная Россия» почему-то указаны неверные показатели деятельности комбината, намеренно искажающие реальное положение предприятия в худшую сторону. Это искажение подтвердила и недавняя проверка Счетной палаты РФ.

А рабочих-то спросили?

Категорически против того, чтобы Янтарный комбинат был приватизирован или переходил в областную собственность, выступают и сотрудники предприятия. Люди, проработавшие здесь несколько десятков лет, составляющие костях профсоюза, видели всякие времена, имеют опыт для сравнения и говорят о том, что к прежним временам они возвращаться не хотят. Начальник отдела труда Маргарита Цволко рассказывает, что в то время, когда комбинат был приватизирован и принадлежал области, люди по шесть месяцев не получали зарплату. Заместитель председателя профкома Любовь Захарова подчеркивает, что только при нынешнем собственнике комбината - Минфине РФ - люди почувствовали уверенность в завтрашнем дне. Работникам обеспечили дополнительное медицинское страхование, бесплатные путевки в санаторий, лечение, бесплатное питание, полный социальный пакет.

Средняя зарплата на Янтарном комбинате сейчас составляет около 30 тысяч рублей в месяц, каждый год выплачивается «тринадцатая» зарплата, оказывается материальная помощь бывшим работникам предприятия, ведется профессиональная переподготовка, внедряется система сбалансированных показателей, заработала программа кадрового резерва, повышается производительность труда. По словам сотрудников предприятия, они чувствуют уверенность в завтрашнем дне под защитой государства.

Опыт отстаивания своих прав в самой жесткой форме у рабочих Янтарного комбината не хуже, чем у шахтеров, ставших символом протеста: именно палаточная голодовка коллектива комбината в первой половине двухтысячных позволила не замолчать растаскивание предприятия, засветило ситуацию на всю страну, благодаря чему в дело оперативно вмешалось и правительство России, и ФСБ. Машинист земснаряда Григорий Мисюрин, активист той голодовки, сегодня возглавляет сплоченную профсоюзную организацию предприятия. К сожалению, из-за новых обещаний приватизации, регулярно озвучиваемых калининградским губернатором, ситуация в поселке Янтарном, где в основном живут сотрудники предприятия, вновь неспокойная.

Люди опасаются «свежих идей» регионального правительства настолько, что в этом муниципалитете – единственном в области у власти оказалась не «партия власти», а «Справедливая Россия». Показатели «Единой России» на последних выборах в Госдуму РФ в Янтарном оказались самыми низкими в регионе. Ровно та же картина повторилась и на президентских выборах в марте 2012 года. Люди перестают верить власти, если, прикрываясь административным ресурсом и «крутыми» связями, отдельные областные представители власти уничтожают только начавшую крепчать веру людей в федеральную справедливость и защиту.

Напуганные перспективой очередной приватизации, этой зимой рабочие комбината написали письма Владимиру Путину и Дмитрию Медведеву с просьбой разобраться и защитить их от нападок областных управленцев. При этом порядка 200 человек в крошечном Янтарном в феврале этого года митинговали несколько часов на 20-градусном морозе! В тот раз успокоить народ смог только глава Счетной палаты РФ Сергей Степашин, который лично приехал на предприятие и провел беседу с трудовым коллективом. После проведенной Счетной палатой проверки он подтвердил, что комбинат останется в федеральной собственности, просто сменит статус ФГУП на ОАО.

«Не мешайте нам, не вставляйте палки в колеса», - в один голос говорят работники комбината. По их словам, если комбинат соберутся передавать в областную собственность, они вновь готовы повторить массовые акции протеста, так как не хотят повторения событий «лихих 90-х».

«Ни успешного управления, ни понимания проблем…»

Очевидно, что для развития янтарной отрасли форма собственности комбината не играет ровным счетом никакой роли. Тут в первую очередь нужны адекватные меры со стороны власти в части поддержки переработки и открытия рынков сбыта в России. В том случае, если это будет сделано, янтарная отрасль и сама выйдет на качественно иной уровень.

- К сожалению, региональное правительство не демонстрирует сколько-нибудь успешного управления проектами в янтарной отрасли, - подтверждает слова Ивановой Ольга Глинская, исполнительный директор организации «Янтарный союз», объединяющей ведущие предприятия отрасли. - Программа развития янтарной отрасли в Калининградской области на период 2007-2011 годов признана недееспособной и результатов не дала. Новой программы не разработано и не существует. То, что предлагается под видом программы помощи отрасли, – этот документ с названием «Янтарная Россия» - проблем отрасли совершенно не решает. Это проект большого капитального строительства и более чем сомнительная идея развития иностранных мастеров-переработчиков в ущерб калининградским янтарщикам. Для нас важно, чтобы правительство области и губернатор, наконец, повернулись к нам лицом. Мы готовы участвовать в совместной работе, помогать правительству региона сделать для отрасли такую программу, которая ей действительно больше всего необходима для развития. А необходима нам программа поддержки малого и среднего предпринимательства в янтарной отрасли, которой сегодня нет. Нам жизненно важно и решение одного из главнейших вопросов для всех переработчиков янтаря – вопроса вывоза готовых изделий за пределы Калининградской области с целью расширения рынков сбыта, в том числе на остальную территорию Российской Федерации. На все сказанное не нужно сумасшедших денег, но это реально решит наши проблемы, и отрасль начнет дышать, развиваться. - Программу развития отрасли надо готовить в тесном контакте с ее представителями. Речь должна идти о поддержке янтарной промышленности, а не о ее уничтожении за счет федеральных средств, направленных в пользу поляков и литовцев. Сегодня производство янтарных изделий сокращается, так как регион завален ими, а вывезти товар за его пределы предельно сложно, - говорит руководитель «Янтарного союза» Василий Симонов. - Мы хотим быть услышанными областными властями. «Янтарный союз» сегодня объединяет самых крупных, успешных и легальных производителей изделий из янтаря, известных в России и во всем мире. Наши изделия украшают музеи, частные коллекции, ими восхищаются искушенные иностранцы. Мы платим налоги, создаем рабочие места, оснащаем собственные производства. Но много и подпольных мастерских, которые не решаются заявить о себе официально, поскольку это им прибавит много проблем и поставит на грань выживания. Сегодня в отрасли в целом занято более полутора десятков тысяч человек в области. Еще семь тысяч могут вернуться на предприятия, откуда они ушли в годы кризиса. Отрасль производит продукции на 14 миллионов евро, что вполне сопоставимо с сегодняшними объемами соседних стран. Если стоит задача роста производства, то нам нужны не поляки, а нормальные условия продажи готовых изделий на российском рынке и на экспорт. Областное правительство и губернатор, как гарант федеральных интересов, обязаны лоббировать изменения в таможенных законах в части, касаемой вывоза янтарных изделий из ОЭЗ области и развивать янтарную промышленность не щадя живота своего. А не лоббировать интересы соседних государств и отдельных «инвесторов», обеспечивая находящуюся в глубоком финансовом кризисе Европу нашими рабочими местами. Если нас не услышат, то мы оставляем за собой право самостоятельно обратиться в федеральные органы власти с просьбой помочь разобраться в складывающейся ситуации. «Дайте возможность нормально работать!» Калининградские янтарщики, входящие в «Янтарный союз», вообще куда менее дипломатичны, чем руководство организации, и вопросы к губернатору адресуют самые неудобные. - Основная претензия к программе «Янтарная Россия» и в целом к линии региональной власти в отношении отрасли проста: развивать надо своих. Не польскую и литовскую ювелирно-янтарную отрасль, а калининградскую, основной проблемой для которой была и остается проблема сбыта. Область затоварена янтарем (посмотрите на количество магазинов и мелких торговых точек особенно в летний туристический сезон), в остальной же части России – дефицит «солнечного камня». Потому что и мелким, и даже крупным оптовикам очень непросто, а порой финансово нереально вывезти товар из России в Россию. И вместо того чтобы сочинять сказки, власти должны сосредоточиться на данной теме, - говорит предприниматель Татьяна Гавриш, член координационного совета «Янтарного союза». Предприниматель Ольга Быкова признается: - Мы не просим дать нам школы, дороги, оборудование за счет федеральной казны. Мы просим только одного – дайте нам возможность нормально работать. Если увеличится спрос и будут каналы сбыта, мы сможем уже завтра дать работу тем тысячам безработных мастеров, которые сегодня маются в Янтарном и окрестных поселках. И увеличим производство без таких огромных затрат. Янтарь дороже золота? Дружная негативная реакция на «Янтарную Россию», связанная с качеством этого проекта, заставляет задаться вопросом, а кто же подготовил сей труд, если специалисты янтарной отрасли, по их же словам, к нему не привлекались? Оказывается, создана данная программа, действительно, не специалистами в ювелирной промышленности, а неким «Национальным агентством прямых инвестиций». Это лоббистская московская контора Игоря Вдовина, знаменитого тем, что он являлся бывшим мужем известной балерины Анастасии Волочковой, которого некоторые калининградские СМИ произвели в эксперты. Знающие люди меж тем утверждают, что основное занятие «эксперта» Вдовина во многих регионах РФ за последние 10 лет - «проталкивание» через российские коридоры власти разного рода «чудных» прожектов. А это очень дорогая услуга. Отсюда и изобилие фактических подтасовок, мягко говоря, преувеличений и откровенно неверной информации. А зачем разбираться в проблеме? Свои люди в Первопрестольной и не такие программы одобрят! Начнем с тезиса о существовании мирового рынка изделий из «солнечного камня» емкостью один миллиард евро. Хотя официальные цифры ювелирно-янтарного производства совсем другие. Как это следует из заключения Института экономики минерального сырья и энергии Польской академии наук, а также из выводов группы исследований рынка Sinopticom (Литва), в соседней Польше емкость легального рынка янтаря в год составляет всего 40 миллионов долларов. В Литве и того меньше – 28 миллионов долларов. Откуда же тогда берется миллиард евро в ответе этого простенького уравнения? Оказывается, из предположения авторов программы «Янтарная Россия», что один грамм янтаря-сырца будет стоит минимум… 150 долларов (это более 100 тысяч долларов за килограмм). То есть дороже даже грамма золота! И почему финансовые резервы всех стран мира не наполнены янтарем, а лишь золотом? Меж тем, если говорить серьезно, то цена янтаря особо крупных фракций – порядка одного доллара за грамм по цене комбината (до 1500 долларов за килограмм). И это при том, что на данный сорт приходится не более 1/8 части добычи янтарного комбината. Даже при огромном желании такой незначительный процент высоколиквидных фракций янтаря не сможет дать одного миллиарда евро. А склады комбината постоянно полны «солнечного камня» малых размеров, спрос на которые минимальный по сравнению с процентом в добыче. Поэтому-то на комбинате сейчас и ведется работа по патентованию способов использования данного неликвида. В губернаторском кармане Предприниматель Виктор Богдан, руководитель компании «Амбер плюс», работающей как на калининградском, так и на польском рынке янтаря, ситуацию знает, что называется, изнутри. И очень просто объясняет направленность «Янтарной России» на польских и литовских мастеров, а также странности численных показателей программы: - Программа «Янтарная Россия» - это продукт контактов калининградского губернатора с мелкими польскими фирмами, ориентированными, на самом деле, на спекуляцию сырьем и поставку его на китайский рынок. Ведь поляки свой рынок защищают и не пускают к себе китайцев для скупки сырья. Вот китайцы, которые хотят развивать свое янтарное производство, и ищут возможные лазейки через «контрабандистов»: хотят наладить относительно дешевые и постоянные поставки янтаря-сырца. Мое предприятие перерабатывает 20 тонн янтаря в год. Я - крупнейший производитель в области. Только отделочный цех – 140 человек. Можем до конца года создать еще тысячу рабочих мест. Был бы спрос на изделия и была бы нормальная возможность по их сбыту в Россию. А этого нет, и областное правительство не озабочено этой проблемой. Между прочим, у нас в регионе уже пыталась работать польская фирма. Сейчас она уходит – замучалась с оформлением вывоза товара из России в Россию (например, из Калининграда в любой российский город). Да и о каком особом мастерстве поляков, и тем более литовцев, можно говорить, когда в период банкротства и смутных времен на Янтарном комбинате они как раз переманивали наших мастеров, оставшихся без работы? Разговоры о новых технологиях обработки также смешны. Янтарь все равно надо обрабатывать вручную, а не машиной. А у наших мастеров, слава Богу, большой опыт, накопленный целыми поколениями местных жителей и традициями янтарного комбината. Теперь о странных показателях объемов мирового рынка янтаря и цен на янтарь-сырец, которые фигурируют в программе «Янтарная Россия». Если бы, как утверждает губернатор, янтарь за границей стоил бы в 70-100 раз дороже, чем у нас, то все магазины в Калининграде были бы пустые. Но ведь сейчас часть наших фирм, по словам областных чиновников, покупает сырье за рубежом. А это значит, он там дешевле, а не дороже. Только тогда есть разумное объяснение таким покупкам. Ведь каждый бизнесмен будет работать, только если ему это выгодно, а не впадать в финансовый маразм. Если у Николая Цуканова есть клиенты, готовые купить янтарь-сырец даже не за 150 долларов грамм, а за 15, то каждый житель области будет готов продать все до последнего грамма янтаря даже с рассрочкой платежа. В программе, кстати, не найти и полслова о том, сколько потребуется сырья, чтобы обеспечить работой 15 тысяч иностранных мастеров. И куда они и мы станем сбывать такое количество изделий? Это золото и серебро можно в крайнем случае при неудаче переплавить и снова пустить в ювелирное дело. С янтарем такое в принципе невозможно, камень хрупкий, склонный к окислению и внешним изменениям. Мне вообще кажется, что эта программа реализации каких-то частных интересов, а не развития отрасли. Для того, чтобы развиваться, нам нужно продавать то, что мы производим, надо выезжать на выставки с нашими изделиями, как это делают поляки и литовцы. Но наша таможенная служба делает это невозможным. Калининграду вообще нужно создать свою янтарную выставку. Но сейчас это также невозможно, так как таможня задерживает оптовиков с легально приобретенной продукцией. Я думаю, мы не должны отказываться от поддержки со стороны властей, но программа развития отрасли, созданная вообще без участия специалистов-янтарщиков, – это нонсенс. Знаменитый калининградский янтарный мебельщик Кирилл Емельянов, изготовивший к 750-летию Калининграда и к переговорам Путина, Шредера и Ширака уникальный стол с янтарными фресками-инкрустациями, также подчеркивает, что нынешние инициативы регионального правительства и программа «Янтарная Россия» - это утопия: - Если создать отрасли нормальные условия, то предприятия смогут сами готовить для себя специалистов. Что до «Янтарной России», то данная программа – программа развития Польши и Литвы, а не Калининградской области России. Ее создавали люди, которые ни разу в жизни не нюхали янтарной пыли и, похоже, борются только за интересы своего кармана. Если хотим, чтобы брендом области стал янтарь, надо создавать условия для нормального сбыта продукции на российский рынок, а уже потом вообще закрывать свободный вывоз сырца, как это сделали поляки. Тогда мы сможем диктовать цены на мировом рынке, а не быть сырьевым придатком. Областное правительство нам, янтарщикам, сейчас вообще не помогает. Пока за горло их ни возьмешь, ничего не узнаешь даже о существующих льготах и формах помощи, - говорит предприниматель. Василий Симонов, руководитель «Янтарного союза», подтверждает существующее непонимание между властями и предпринимателями: - К сожалению, из бесед с губернатором у меня сложилось впечатление, что он вообще не понимает проблем отрасли. Путает экспорт и вывоз на территорию остальной части РФ. Хотя когда мы везли свою продукцию в Сочи, то губернатор и вся делегация областного правительства была вынуждена рассовывать изделия из янтаря в серебре по карманам, чтобы преодолеть таможенные рубежи при перелете из России в Россию. - У нас каждый губернатор начинает с интереса к брендовой отрасли края. Хочет войти в историю как спаситель янтарной индустрии. Только толку от этого нет. Вот и год назад нас собрали и пообещали златые горы и небо в алмазах. Но за это время ничего не сделано. Нам бы помогла хоть какая-то реклама на федеральных каналах ТВ. Чтобы люди вспомнили о янтаре, спрашивали его в магазинах. Вместо этого только словоблудие и вредительство, вроде «Янтарной России». Мотают нервы. Не нам, властям стоит поучиться у тех же поляков и литовцев, как надо создавать комфортные условия для янтарного бизнеса. У этой программы даже нет понятной цели. Что мы развиваем - добычу, переработку, экспорт, использование мелкой фракции? – задаются вопросами участники «Янтарного союза» предприниматели Ольга Лысенко, Юрий Замотин, Анатолий Бабир, Сергей Зайцев и другие. Риторические вопросы и печальные прогнозы После общения с представителями янтарной отрасли, с рабочими Янтарного комбината, с членами профсоюзов, с предпринимателями, после изучения десятков документов, в том числе материалов проверки Янтарного комбината Счетной палатой РФ, исследований польских и литовских специалистов, становится все труднее понять логику действий губернатора Николая Цуканова. Почему все-таки приватизация комбината для него панацея, если этот вопрос ничуть не решает основных проблем отрасли? Откуда столько негатива к государственному предприятию, только ставшему на ноги после тяжелого банкротства и последствий первой приватизации, которая, кстати, также полностью управлялась администрацией области? Откуда желание непременно владеть Янтарным комбинатом сейчас, когда предприятие не просто оправилось от кризиса, но начало осуществлять вложения в модернизацию производственных мощностей, в капитальный ремонт добывающей техники, возобновило социальные программы для работников? Разве смена собственника с государства на субъект Федерации что-то волшебным образом улучшит? И разве есть у областного правительства сегодня хоть один пример успешного управления крупным, системообразующим предприятием? Может, это аэропорт Храброво? Так там как раз все наоборот. Уже известно, что уничтоженный (к сожалению) именно из-за действий областных властей калининградский хаб будут реанимировать за федеральные 2,2 миллиарда рублей кредита с последующей передачей Храброво в федеральную собственность. Соответствующие поправки приняты Госдумой РФ. Можно еще вспомнить свернутые или уже сворачиваемые проекты так называемых крупных инвесторов-резидентов калининградской Особой экономической зоны, вроде корпорации «Союз», заводов «Телебалт», «Снайге». Или тревогу Ассоциации иностранных инвесторов, неосторожно инвестировавших в Калининградской области в производство и переработку в пищевой, мебельной, автомобильной отраслях. Предприниматели недавно прямо заявили губернатору области о желании свернуть свой бизнес и уйти из региона перед лицом так называемой «проблемы-2016», рецепты решения которой областное правительство так и не продемонстрировало. Что же в таком случае изменится от того, что Янтарный комбинат станет областным? Им вдруг начнут лучше управлять против сложившейся практики? Откуда нежелание привлекать калининградских специалистов (тот же комбинат, другие фирмы, занимающиеся янтарем) к решению реальных проблем отрасли? И почему при этом первое лицо области готово поддержать сомнительные экономические проекты, размывающие легальные и нелегальные потоки янтаря-сырца, направляемые за рубеж? Вообще – почему надо поддерживать исключительно неограниченный экспорт сырья через планируемую биржу сырца, но никак не собственных переработчиков? Ведь губернатор раздает обещания и китайским фирмам (например, выступая на китайском телевидении), и польским предпринимателям о равном допуске всех желающих на биржу. А кто тогда тотально скупит наше крупное сырье без остатка, предложив чуть больше денег? Конечно, тот, кто богаче – китайские и прочие западные псевдоинвесторы. И местные бизнесмены никогда не смогут перебить их цену. А что иностранцы будут делать с этим сырьем, очевидно – полностью вывозить, чтобы помогать своей стране и своим производителям. Но какой прок от этого «захвата» Российской Федерации? Можно, конечно, ответить на все вышеперечисленные вопросы в лоб. Но наверное, в современной российской экономике подобные вопросы давно уже стали риторическими и ответы на них слишком очевидны. Мы все настолько привыкли к понятию «распила госимущества», что уже не удивляемся появлению и протаскиванию через самые высокие коридоры власти таких программ, как «Янтарная Россия» и ряда других подобных проектов. Однако давайте все-таки попытаемся встать на сторону губернатора Николая Цуканова и просчитать возможную выгоду от «Янтарной России». Ведь кому-то эта программа выгоду все-таки принесет? Предположим, сомнительный документ принят, Янтарный комбинат приватизирован и перешел в областную собственность. Что же выиграл Цуканов? 1) Кто-то (пусть даже вовсе не из окружения, соратников или покровителей губернатора) получает то, о чем мечтал, и рулит «Янтарной биржей», отправляя на нее все сырье с подконтрольного комбината. 2) Нелегалам, раньше не имевшим законной возможности копать и продавать солнечный камень, открывается доступ на биржу в качестве «иных, кроме комбината, участников торгов». Нелегальная и легальная добыча размываются, а в мутной воде, как известно, многое можно спрятать. 3) Цены на сырец накручиваются благодаря интересу скупщиков из Китая и Польши. 4) Параллельно осуществляется финансирование из федерального бюджета масштабного капитального строительства для неких 15 тысяч мастеров из Евросоюза. Сам по себе посыл, конечно, выглядит невероятной шуткой. Но, как можно было прочитать выше, это совсем не шутка. Впрочем, как у нас умеют растаскивать государственные деньги на мифических стройках века, никому объяснять не надо. С тем же успехом можно вписать в программу «Янтарная Россия» строительство наногородка для марсиан посреди Калининградской области и запросить под это дело еще 50 миллиардов государственной поддержки. 5) Из-за завышенных биржевых цен на сырец, отсутствия реальной помощи в вывозе на российский рынок собственных готовых изделий во время всех вышеозначенных перемен умирает калининградская переработка янтаря. Без работы остаются порядка 20 тысяч человек, занятых сегодня в отрасли. Отрасль исчезает. На плаву остается только добыча и экспорт сырья. Название «Янтарный край» становится горькой шуткой о Калининградской области. «Янтарный бренд» уничтожен. Рынок России заполнен штампованными янтарными поделками мастеров из Китая, нелегально попадающими в страну вместе с остальными китайскими товарами. Поляки и литовцы спотыкаются о барьеры к ввозу в Россию готовых янтарных изделий. В принципе, об эти барьеры рано или поздно споткнутся все иностранные покупатели сырца на новоявленной бирже. И тогда цена на необработанный камень начнет падать. А новые хозяева биржи и комбината наконец поймут, что в погоне за быстрым барышом проиграли кое-что очень важное: целую отрасль! Последний пункт вовсе не гипербола. Это всего лишь логичная последовательность событий, которая возникает тогда, когда кто-то стремится управлять сложными экономическими процессами в духе «диких 90-х»: то есть по принципу «порезать на иголки – продать – навариться – свалить за бугор». С «Янтарной Россией», увы, так получается. Создается впечатление, что нынешние власти Калининградской области, подобно персонажу анекдота о «новых русских», настойчиво стремятся сварить суп из курицы, несущей золотые яйца. Бульончик, кстати, может, получится наваристый. И на один вечер кто-то, возможно, насытится. А вот наутро, наверное, наступит просветление вместе с сожалением о потерянных возможностях.
Илья ИЛЬИН